«Как мужик золотую рыбку поймал»

Жил-был мужик. Хорошо жил. Дом, семья, работа. Отдыхал, конечно, от всего этого. Как не отдыхать? Охота, рыбалка, грибы-ягоды. И пошёл он как-то раз рыбу ловить. На реку, значит. А чего бы ему не пойти? Лето на дворе, ноги ходят, удочка есть. Самое то, чтобы на рыбалке оказаться. Да и отдохнуть время настало, вроде бы. Ну, и как водится, первый раз закинул удочку — вытащил пустую, второй раз — на крючке даже червя не оказалось. А в третий… Ни фига себе! Рыбка попалась! Небольшая совсем. Да зачем обманывать? Маленькая рыбка. Ни навару в ухе, ни соли потом в вобле. Но сверкает вся, будто из золота! Притянул он чудо невиданное к себе поближе, смотрит, дивится.
А рыбка ему и говорит человечьим голосом:
— Ну, чего? Так и будем на меня глаза пялить, или снимем уже с крючка?!
— Что за диво-дивное? — сам себя мужик спрашивает. — Ведь не успел нарыбачиться, приехал только! Две рюмки всего… ой! то есть два раза закинул удочку, а уже рыбы заговорили!
— И чего тогда тебе неясно? Раз уж на трезвую голову я говорю, значит, на самом деле так и есть! Ну, давай! Снимай меня, да в реку обратно кидай! Некогда мне тут с тобой!
Снял мужик рыбку, а бросать в воду не торопится. Смотрит подозрительно, пальцем чешую поглаживает. Рыбка ему так испуганно:
— Эй! Ты чего?
— А ты это… золотая, что ли?
— Ну, золотая, — вздыхает рыбка, поняв, куда разговор съедет.
— И три желания можешь исполнить?
— Щас! Разбежалась! То есть расплылась! Одного хватит!
Мужик пятернёй затылок поскрёб:
— Тогда тут подумать надо. Время-то у меня есть?
Рыбка тоже плавником что-то себе почесала:
— Да давай уж. Думай. Всё равно ничего путного не придумаешь.
— Я-то?!
— Ты-то!
— Не придумаю?!
— Не придумаешь!
— Спорим на желание?
Рыбка улыбнулась презрительно и говорит:
— Ты, поди, думаешь, что самый хитрый. Думаешь, что сейчас рыба глупая мне желание проспорит, и будет у меня их два? Но теперь подумай вот о чём: если я выиграю, у тебя ни одного не останется. Я почему не боюсь? Ты ничего не придумаешь. Дед ничего не придумал путного, Емеля меня достал, и ты такой же. Так что хочешь спорить — давай. Только пусть по-честному будет. Проспоришь, тебе моё желание исполнять. Идёт?
— Нет, — загрустил мужик. — Хватит с меня одного.
— То-то же. Давай. Желай. Только быстрее — у меня плавники сохнут!
Мужик прокис немного:
— Чего бы пожелать? Во! Денег кучу!
— Тю, дурной! Куда ты её спрячешь? Опять же друзья-родственники прибегут, бандиты там разные, государство. Ничего и не останется от кучи. Тебе не хватает?
— Да хватает. Врать не стану — на мерине не езжу, и ложки у меня стальные, а не из золота, но и машина импортная имеется, и даже коплю, бывает. В руках сила есть, заработаю. Во! Сделай так, чтобы я всегда здоров был!
— Ты болеешь? — рыбка спрашивает.
— Ну, как? В речке вот искупался, сиплю, хриплю, — мужик подышал на рыбку: смотри, мол, как мне дышится.
Она глаза закатила от духа сивушного:
— Так сипеть будешь, век с тобой ничего не случится! Я не о том. Простуда пройдёт. Я о больших болячках.
— Тьфу-тьфу-тьфу! В остальном я здоров.
— Тогда о каком здоровье ты говоришь? О вечном? Ты будешь смотреть, как твои близкие болеют, а тебя в твои пятьсот лет никакой шашель не берёт?
— Как это: «в пятьсот»?! — мужик снова затылок поскрёб.
— Вот так это. — Рыбка в это раз себе чесать ничего не стала. — Ты же здоровья себе всегдашнего просишь. Значит, жизни вечной.
— Не. Не хочу я всегда жить! Ну, её …!
— Ясно. Разобрались со здоровьем. — Рыбка помолчала и говорит: — А может, тебе принцессу захотеть? Вон Емеля захотел, так счастлив потом был.
— Ты чо?!
— А чо?
— У меня жена. Она мне так захочет!
— Тогда ей захоти принца!
— Ты чо?!
— Чего опять не так?!
— У неё я есть, какой ей,  принц?!
— Не угодишь на вас людей. А и ладно! Всё равно принц твоей жене не положен. Она меня не ловила. Так что желания только тебе.
Мужик присел на табуретку, с которой удочку кидал, и пригорюнился. И рыбка уже прибалдела: дышит тяжело, с присвистом.
— Вот ты говоришь: Емеля. А у него же щука была, а ты… кто тебя знает, какой ты породы!
— Я золотая рыбка и всё тут! Ты что, думаешь — щука золотой быть не может? Знаешь, как оно под пиво, да когда закуски нету, да под водочку! Поневоле золотой станешь! …Ой! Чего-то я не того говорю. Давай быстрее, мужик! А то я засохну тут скоро! Вона, какую дурь понесла!
— Ага-ага! Сейчас. Сделай так, чтобы дети мои счастливы были!
— Нельзя детям! Знаешь же! Только для себя!
— Тогда пусть я счастлив буду. — Мужик рукой махнул, как отрезал.
Рыбка снова глаза закатила:
— Нельзя хотеть простого счастья. Оно из маленьких счастий состоит. Вот какого ты хочешь? Здоровья?
— Нет. Есть у меня здоровье, и запасного не требуется.
— Денег?
— Я с тобой согласен — лишних денег мне и на дух не надо. Счастья от них не будет!
— Любви жены, детей?
— Есть у меня всё это! Жена — умница, дети выросли, слова худого о них не скажу. Супруга глядит на нас и счастлива.
— Так какого ты счастья хочешь? Здоровья?!
— Погоди! Мы по кругу пошли, кажется.
— С тобой скоро по квадрату ходить начнёшь! — буркнула рыбка и в его ладони перевернулась на другой бок. Мол, кости ноют, плавники затекли, и чего с неразумным вообще говорить?!
А мужик расплылся в улыбке и говорит:
— Так я, выходит, счастлив? Получается, что мне ничего не нужно?
— А я о чём?! — Рыбка снова повернулась к мужику, плавник под голову подсунула и смотрит на него умными глазами.
— Так плыви тогда. Чего я тебя мучаю?
Нагнулся мужик и выпустил её в реку. Она отплыла и говорит ему:
— Видишь? Кто прав оказался? Не придумать тебе желания вовек. И ты проспорил. Так вот. Слушай, чего я хочу. Хочу, чтобы ты зимой на реку приходил и лунки тут делал. Раз в месяц!
— Так ведь мы не спорили, вроде, — пожал он плечами. — Но ладно. Буду делать. Проспорил, значит, проспорил!

А рыбка думала: «И этот такой же! Не знают люди сами, чего хотят. Нет бы так: подавай мне, карась ржавый, то-то и то-то. И слушать твои доводы не хочу! Подала бы, куда мне деваться! Но и так неплохо! А чудеса беречь надо. Вдруг где-то есть тот, кто по-настоящему несчастен? Только не верится мне в это. Люди просто не видят своего счастья»
Сидел мужик, смотрел на неподвижный поплавок и улыбался. Счастлив он, выходит. Как на духу, счастлив! Простые рыбы всех червей поели. Водка выдохлась, кусок чёрного хлеба муравьи перетаскали себе в муравейник. Светило солнце, плескалась тёплая река…
Сидел счастливый человек на берегу и вполголоса от счастья пел: «На Дону, на Доне…». Подпевали ему птицы. Дома ждала мужика такая же счастливая жена. И как иначе? Счастье к одному приходит, да у всех сидит.

источник

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.